Американский авианосец «Гарри Трумэн» приближается к Средиземному морю, а вместе с ним еще полтора десятка грозных боевых кораблей. Иначе говоря, США получают новый, еще более мощный инструмент для нанесения ударов по Сирии. Что могли бы – хотя бы теоретически – противопоставить этому Россия и ее военно-морской флот?

Накал страстей вокруг второй ракетной атаки Трампа на Сирию практически сошел на нет, напряжение спало, и при трезвом взгляде стали отчетливо видны два бесспорных факта: 1) ракетный удар был выстрелом в воздух с целью напомнить миру о том, что Запад во главе с США силен и един, что у него все под контролем; 2) США и другие страны НАТО категорически не хотят (боятся) прямого военного столкновения с Россией. Казалось бы, можно успокоиться и жить дальше.

Но геополитический противник явно испытывает нас на прочность, нащупывает границы дозволенного. И никто не может дать гарантии, что через неделю, месяц или год в Сирии или где-то еще агрессор не нападет снова, но с гораздо более тяжелыми последствиями. В связи с этим, в частности, было бы интересно понять, какую роль могут сыграть в очередной кризисной ситуации, случись она в самое ближайшее время, боевые корабли ВМФ России на сирийском театре военных действий (ТВД).

Авангард противника

В непосредственной близости от берегов Сирии в настоящее время находится эсминец ВМС США «Дональд Кук», постоянно базирующийся в Роте, на атлантическом побережье Испании близ Гибралтара (в атаке 14 апреля участия не принимал). Где-то поблизости (скорее всего, восточнее Пелопоннеса) на дальности пуска «Томагавков» (1600 км) патрулирует многоцелевая АПЛ «Джон Уорнер» типа «Вирджиния» (14 апреля она выпустила шесть ракет). Данные о других американских АПЛ на ТВД отсутствуют.

В зоне ответственности 5-го флота США развернуты крейсер «Монтерей», эсминцы «Лабун» и «Хиггинс». 14 апреля «Монтерей» и «Лабун» нанесли удар 37 «Томагавками» из акватории Красного моря, «Хиггинс» выпустил 23 ракеты из Персидского залива. Других боевых кораблей ВМС США в зоне 5-го флота, по имеющимся данным, нет (за исключением десантной группы во главе с УДК «Иводзима», которая применительно к сирийскому кризису интереса не представляет).

Резерв

Помимо «Кука» в Роте базируются еще три эсминца. «Карни» 4 апреля находился на базе, «Росс» 16-го числа прибыл в ВМБ Клайд (Фаслейн, Шотландия) для участия в международных военно-морских учениях, «Портер» 18-го зашел с визитом в Хельсинки. «Потерю» двух боевых единиц отчасти компенсировал однотипный «Уинстон Черчилль», прибывший в Роту 16 апреля (по одним данным, корабль осуществляет независимое развертывание, по другим – входит в состав АУГ «Трумэна»). Получив соответствующий приказ, «Карни» и «Черчилль» могут дойти до Сирии за четверо суток.

Союзники

Великобритания и Франция могут оказать американским союзникам чисто символическую поддержку. Краса и гордость Royal Navy – новейший авианосец «Куин Элизабет» – будет введен в эксплуатацию только в 2020 году. За вычетом проблемных «Дэрингов» (которым к тому же просто нечем стрелять по берегу) остаются АПЛ типа «Астьют» и «Трафальгар», в боезапасе которых есть некоторое количество «Томагавков». Тем не менее в атаке 14 апреля английские лодки не участвовали, что наводит на мысль об их отсутствии на ТВД.

Французский авианосец «Шарль де Голль» выйдет из ремонта месяца через четыре, поэтому французы отправили к берегам Сирии фрегаты: три многоцелевых, один ПВО и один ПЛО, из которых стрелял только «Лангедок», выпустив всего три ракеты MdCN (SCALP Naval). Отказавшиеся воевать немцы послали в США фрегат «Гессен» (для моральной поддержки?), который пересекает океан в составе АУГ «Трумэна».

Главные силы

11 апреля из Норфолка (военно-морская база на Восточном побережье США) вышла АУГ во главе с авианосцем «Гарри Трумэн». В охранении «Трумэна» идут крейсер «Нормандия» и четыре эсминца («Арли Берк», «Балкли», «Форест Шерман» и «Фаррагут»), еще два «Берка» («Джейсон Данхэм» и «Салливанс») должны присоединиться к АУГ позднее. Присутствие в составе группы АПЛ не афишируется, но оно, безусловно, имеет место.

В среду авианосная ударная группа «Гарри Трумэна» вошла в операционную зону 6-го флота ВМС США, западная граница которой на широте Норфолка и Гибралтара проходит примерно посередине Атлантического океана. Предположительно, 22–24 апреля АУГ проследует Гибралтарским проливом в Средиземное море и ближе к концу месяца прибудет к сирийским берегам.

В результате с учетом авангарда и резерва американская армада в водах вокруг Сирии будет состоять из авианосца, двух крейсеров, 11 эсминцев и минимум двух АПЛ.

15 надводных и подводных кораблей охранения могут произвести одну массированную ракетную атаку либо несколько менее массированных атак. Теоретически крейсер типа «Тикондерога» может принять на борт 122, а эсминец типа «Арли Берк» – 90/96 «Томагавков» (во все ячейки УВП), но тогда нарушится баланс состава их вооружения и резко снизится боевая устойчивость, что решительно недопустимо при наличии на ТВД серьезной авиационной группировки и подводных сил противника.

Типовой боекомплект установок вертикального пуска (УВП) MK 41, установленных на «Берках», состоит из 48 ЗУР «Стандарт», 16 ПЛУР «Асрок» и 32 КР «Томагавк» (число КР косвенно подтверждается количеством ракет, выпущенных с двух эсминцев по сирийской авиабазе год назад). Предположив, что крейсеры несут такое же количество «Томагавков», и добавив УВП АПЛ типа «Вирджиния» (по 12), получаем 440 ракет в одном залпе. А такое количество представляет большую проблему даже для самой совершенной в мире системы ПВО.

Кроме того, в следующем «ударе возмездия» может быть применена и палубная авиация. Несмотря на отсутствие точных данных о наличии в боезапасе авианосцев типа «Нимиц» и в «рабочем» боекомплекте F/A-18E/F крылатых ракет большой дальности JASSM-ER (около 1000 км), такую возможность следует иметь в виду. В этом случае три ударные эскадрильи «Трумэна» (четвертая обеспечивает авиационное прикрытие АУГ) численностью в 36 «Супер Хорнетов» могут выпустить в одном вылете минимум 72, максимум 144 КР по любой цели на территории Сирии, находясь вне зоны действия сирийской ПВО.

ВМФ России: «пассив»

К сожалению, геополитический кризис застал отечественный ВМФ в ситуации, когда два его самых мощных надводных корабля не могут быть задействованы для выполнения задач боевой службы в дальних водах. «Адмирал Кузнецов» де-факто стал в средний ремонт с модернизацией еще в октябре прошлого года, а «Петр Великий», судя по всему, уже выработал эксплуатационный ресурс (не выходит в море около семи месяцев) и тоже нуждается в ремонте. В 2016 году наш нерасторопный судпром сотворил настоящее чудо, восстановив техническую готовность обоих крейсеров и обеспечив не только блестящую демонстрацию, но и применение их военной силы в ходе сирийской кампании, однако на сей раз чудес ждать не приходится. Именно поэтому в будущем у нас должно быть две постоянно действующие оперативные эскадры, способные в течение одной-двух недель прибыть в любую горячую точку мирового океана.

Определенным утешением является тот факт, что на сирийском ТВД у России есть свой «непотопляемый авианосец»: авиабаза Хмеймим, расположенная всего в 2,5 км от побережья Средиземного моря. В связи с приближением американской армады имеет смысл перебазировать туда все МиГ-29К(УБ), находящиеся в состоянии летной годности (из 23 машин в составе 100-го отдельного корабельного истребительного авиаполка, базирующегося в Североморске-3).

Отдельная больная тема – гвардейский ракетный крейсер «Москва», долгие годы игравший роль «крейсера быстрого реагирования» на средиземноморском направлении. В конце 2012 года корабль уже участвовал в противостоянии у берегов Сирии с АУГ во главе с «Дуайтом Эйзенхауэром». По отношению к России США вели себя тогда не столь агрессивно, как сейчас, и противостояние закончилось вполне благополучно (что ничуть не умаляет мужества, проявленного нашими военными моряками, оказавшимися, по сути, один на один с превосходящими силами потенциального противника, о намерениях которого они ничего не знали). Будь «Москва» сейчас на ходу, ей понадобилось бы всего трое суток, чтобы прикрыть собой Тартус, Хмеймим и всю Сирию. В данном контексте два года и три месяца, в течение которых жизненно необходимый России боевой корабль находится в небоеготовом состоянии, вполне можно приравнять к государственному преступлению.

ВМФ России: актив

Несмотря на то что силы ВМФ России и ВМС США несоизмеримы, нам есть кого послать на сирийский ТВД. В лучшем случае для того, чтобы охладить горячие головы, в худшем – чтобы погибнуть героями на закате мировой истории.

Прежде всего о тех, кто уже на месте (и может хоть как-то противостоять американской агрессии). Это дизель-электрические подводные лодки Черноморского флота (никогда не бывавшие в Черном море) «Великий Новгород» и «Колпино» и СКР (фрегаты) ЧФ «Адмирал Григорович» и «Адмирал Эссен». И те, и другие являются носителями противокорабельных ракет (ПКР) 3М54 комплекса «Калибр» со сверхзвуковой скоростью на конечном участке полета. Больше из Севастополя послать некого – кто-то только что вернулся с БС, кто-то не на ходу, кто-то будет в СЗМ совершенно бесполезен (малые ракетные корабли и ракетные катера ближней морской зоны и пр.). Четырем новым лодкам мешает пройти проливы статья 12 конвенции Монтре (только в ремонт) – по большому счету, тут все зависит от доброй воли Эрдогана, но он вряд ли захочет ссориться с НАТО.

Можно сказать, что 14 апреля корабли оперативного соединения ВМФ России в Средиземном море свою задачу выполнили, поскольку из зоны их ответственности кораблями противника было выпущено всего девять ракет из 69 (13%). Американцы предпочли стрелять «из-за угла» – оттуда, где наших не было.

На севере заканчивает курс боевой подготовки (сдает курсовые задачи) после докового ремонта однотипный с «Москвой» ракетный крейсер «Маршал Устинов», один из наших козырей («убийца авианосцев» с мощнейшим противокорабельным комплексом «Вулкан»). На ходу и, судя по всему, боеготовы и два БПК: «Североморск» и «Вице-адмирал Кулаков». Из трех этих боевых единиц получилась бы отличная корабельная ударная группа (КУГ), которая, выйди она из Североморска одновременно с АУГ «Трумэна», прибыла бы на ТВД раньше нее.

Балтийский флот, уже направивший в Средиземное море СКР «Ярослав Мудрый», мог бы усилить оперативное соединение еще и парой корветов. Несмотря на то что эти корабли вооружены скромными дозвуковыми ПКР комплекса «Уран» (аналог «Гарпуна»), в режиме слежения на дальности прямой радиолокационной видимости будет полезен и «Уран», и ЗРК, и 100-миллиметровые артустановки. Очень жаль, что страшное оружие ближнего боя – эсминец «Настойчивый» с четырьмя 130-миллиметровыми автоматическими пушками и сверхзвуковыми ПКР комплекса «Москит» – выйдет из ремонта только осенью. Наконец, на Балтике все еще находится новый СКР «Адмирал Макаров», переданный ВМФ в самом конце прошлого года.

В свою очередь не так скоро, как хотелось бы (в срок до 20 суток), с Дальнего Востока может подтянуться КУГ в составе еще одного ракетного крейсера («Варяг») и двух БПК (на выбор: «Адмирал Виноградов», «Адмирал Пантелеев», «Адмирал Трибуц»). Все корабли на ходу и, судя по высокой активности на полигонах боевой подготовки в марте месяце, вполне боеготовы. В зависимости от обстоятельств тихоокеанская КУГ может оперировать и в Красном море, и в Персидском заливе, и в восточной части СЗМ.

Относительно подводных сил (помимо двух ДЭПЛ в Тартусе) можно лишь предположить, что они в Средиземном море есть. При всей критичности ситуации с атомной многоцелевой компонентой Северный флот располагает несколькими боеготовыми лодками, к числу которых относятся новейший «Северодвинск», «Гепард», «Псков», «Обнинск». Не столь велика уверенность в отношении «Нижнего Новгорода», еще меньше – в отношении «Пантеры». Кроме того, с севера можно (и даже необходимо) отправить в СЗМ один из трех противоавианосных крейсеров: «Орел», «Воронеж» или «Смоленск».

В итоге против 16 боевых кораблей ВМС США теоретически может быть задействовано примерно столько же НК и ПЛ ВМФ России. Даже с учетом гораздо более высокого боевого потенциала американской группировки соотношение сил не представляется совсем уж безнадежным. Это обусловлено двумя обстоятельствами.

Во-первых, противокорабельные возможности армады, скорее всего, ограничены устаревшими ПКР «Гарпун», массированное применение которых едва ли возможно, а серийное производство новых ПКР LRASM (малозаметных, большой дальности, но опять же дозвуковых) еще только начинается. Во-вторых, режим слежения, отработанный в годы предыдущей холодной войны, когда советские корабли неотступно следовали за кораблями противника, готовые, по сути, к морскому рукопашному бою с применением всего имевшегося вооружения, не оставляет американцам шансов выйти из боя целыми и невредимыми. Они это помнят, они это знают и, скорее всего, воздержатся от резких движений.

В заключение имеет смысл обозначить еще один реальный способ, которым ВМФ может помочь родине в угрожаемый период. А именно: вывести в море из пунктов постоянного базирования все ракетные подводные крейсеры стратегического назначения, что, без сомнения, будет замечено разведкой противника.

Пустые причалы в Гаджиево и Вилючинске на спутниковых снимках должны подействовать отрезвляюще на разжигателей конфликта.

В целом же будем надеяться, что разум восторжествует – и мы, миновав необязательный и досадный период конфронтации с американскими коллегами, рано или поздно придем к сотрудничеству на благо друг другу и всему человечеству.

Автор: Александр Шишкин, инженер-кораблестроитель

Источник: Взгляд


Joomla SEF URLs by Artio