Газета «Красная звезда» опубликовала выступления участников круглого стола «Опыт выполнения задач группировками войск (сил) в Сирийской Арабской Республике», который проходил в рамках Международного военно-технического форума «Армия-2017».

Из опыта боев в городских условиях

О специфике боевых действий в условиях города рассказал заместитель командующего войсками Южного военного округа генерал-лейтенант Александр Романчук, который, как сообщил модератор круглого стола врио начальника Военной академии Генерального штаба генерал-лейтенант Сергей Чварков, во время освобождения Алеппо был главным военным советником при Сирийской арабской армии.

Отметив, что установление контроля над урбанизированными районами является одним из ключевых условий достижения успеха в ходе современных войн, генерал-лейтенант Александр Романчук перечислил основные особенности ведения боевых действий в городе.

В их числе прежде всего отсутствие чёткой линии боевого соприкосновения и растянутость её по вертикали (от подземных коммуникаций до верхних этажей зданий) и в глубину. Во-вторых, это трудности при осуществлении манёвра силами и средствами, а также в использовании бронетехники ввиду значительного количества препятствий. Ещё одна особенность – преимущество обороняющейся стороны в знании местности.

Четвёртая особенность – боевые действия идут в жилых кварталах. С гуманитарной точки зрения это самый важный проблемный вопрос. Очевидно, что значительное количество мирных жителей создаёт существенные затруднения для действий войск и требует привлечения дополнительных сил и средств на обеспечение их вывода из зоны боевых действий, организации размещения, проведение мероприятий по выявлению среди них боевиков. Кроме того, наличие гражданского населения в городе как минимум затрудняет, а в некоторых случаях и полностью исключает возможность применения тяжёлого вооружения, в том числе артиллерии и авиации.

– Использование мирных жителей в качестве живого щита широко применялось боевиками в Афганистане, Сирии, – констатировал докладчик. – Выгнав людей на улицы города, незаконные вооружённые формирования создают условия, при которых движение техники штурмующих подразделений затруднено, правительственные войска не могут вести огонь, боясь больших потерь среди местных жителей.

Всё это подтвердили события в Алеппо, где правительственным силам пришлось решать и гуманитарные задачи. При освобождении восточных кварталов этого провинциального города было выведено из зоны боевых действий свыше 136 тыс. человек. Проводилось информационное обеспечение, осуществлялись мероприятия по выявлению боевиков среди мирных жителей.

Генерал-лейтенант Александр Романчук обратил внимание участников круглого стола на несхожесть событий при проведении операций в Алеппо и иракском Мосуле, который освобождался от игиловцев силами возглавляемой американцами коалиции. Руководство международной коалиции обещало провести операцию в кратчайшие сроки и с минимальным применением тяжёлого вооружения. Но после блокирования города гуманитарные коридоры организованы не были. Мирное население покидало город стихийно, в результате люди гибли не только от рук боевиков, но и в ходе ударов авиации и артиллерии. Город был практически стёрт с лица земли, в нём, по некоторым данным, погибло около 40 тысяч мирных жителей.

– При действиях в городских условиях главным является найти способы выполнить задачу по овладению населённым пунктом с минимальным использованием военной силы, – продолжил докладчик. – В этой связи на первый план выходят комплексные действия войск. Поэтому организация операции займёт значительно больше времени, чем в обычных условиях.

Вместе с тем никакие мероприятия невоенного характера не дадут положительного результата без опоры на военную силу, указал генерал-лейтенант Александр Романчук. Противнику нужно доказать, что противостоящая ему группировка войск обладает всеми необходимыми силами для взятия города. В первую очередь город следует заблокировать, дабы перекрыть пути поставки противнику резервов, боеприпасов и других материальных средств. Блокада при этом не должна быть пассивной. Должны вестись короткие, «игольчатые» наступательные действия по всей линии соприкосновения.

– Пусть задачей будет захватить по одному зданию на каждом направлении, но это не позволит противнику выявить направление главных ударов и сконцентрировать на них основные силы, – пояснил выступающий.

При определении замысла архиважно оценить ситуацию внутри города – экономику, условия жизни и настроения населения, запасы продовольствия, возможности по их восполнению.

– Всё это нужно для того, чтобы найти те уязвимые места или критические точки, воздействие на которые создаст условия для отказа противника от обороны города, – уточнил генерал-лейтенант Романчук и привёл пример того, как в ходе взятия восточных районов Алеппо оборона боевиков значительно ослабла, когда был уничтожен их координационный штаб.

Особенностью при подготовке и в ходе ведения боевых действий по освобождению Алеппо явилось широкое использование 3D-карт с возможностью детализации населённых пунктов до отдельного дома. Это, по словам заместителя командующего войсками ЮВО, позволило наиболее эффективно определять боевые задачи подразделениям, которые в городе назначались по отчётливо выраженным сооружениям, кварталам и районам.

– Опыт Алеппо показал, что наиболее эффективным при взятии города является сочетание двух способов: локальных действий небольших сил по всей линии соприкосновения сторон и наступления усиленных штурмовых отрядов по сходящимся направлениям с целью рассечения города на отдельные части, нарушения устойчивости обороны и последующего уничтожения разрозненных групп боевиков по частям, – продолжил докладчик, подчеркнув необходимость уделить особое внимание непосредственной подготовке штурмовых отрядов.

В этом плане показателен опыт штурмовых подразделений Сирийской арабской армии при подготовке и ведении боевых действий по освобождению комплекса военных училищ в юго-западном пригороде Алеппо.

– Даже несмотря на недостаток времени, штурмовые подразделения не были введены в бой, пока не завершили весь цикл боевой подготовки, завершившийся тактическим учением по тематике предстоящих боевых действий под руководством командира части, – отметил выступающий. Кроме того, при подготовке к действиям сирийские подразделения были полностью обеспечены необходимой техникой, запасами вооружения и боеприпасов. Так, командир части сосредоточил на направлении наступления все имеющиеся в его отрядах запасы дымовых средств.

В-третьих, в результате рекогносцировки района предстоящих действий командованием было выбрано самое выгодное направление для атаки – там, откуда противник его не ждал.

– И последнее – внезапность и стремительность действий, – отметил генерал-лейтенант Александр Романчук. – Переход в атаку с наступлением темноты. Бросок на технике к переднему краю обороны противника. Атака переднего края с трёх направлений и захват выгодного рубежа – земляного вала, проходящего по южной границе комплекса военных училищ.

– В итоге такой подготовки штурмовым отрядам удалось за двое суток выполнить задачу, которую другие подразделения не смогли решить в течение месяца, – констатировал докладчик.

К ведению боевых действий в городских условиях нужно готовиться тщательно, используя всё пространство и особенности городской застройки, выработать новые формы и методы ведения боевых действий в мегаполисах, подытожил заместитель командующего войсками ЮВО. Особое внимание следует уделить определению оптимальной организационно-штатной структуры подразделений и тактических приёмов боевых действий.

Опыт применения нового вооружения и военной техники

Председатель Военно-научного комитета Вооружённых Сил – заместитель начальника Генерального штаба Вооружённых Сил РФ генерал-лейтенант Игорь Макушев на круглом столе сообщил о результатах апробации новых образцов вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) в Сирии. Он отметил, что проверка ВВСТ в боевых условиях, оценка эффективности применения новых систем и комплексов проводится на регулярной основе с привлечением представителей заинтересованных органов военного управления, научно-исследовательских организаций Минобороны России и предприятий оборонно-промышленного комплекса. Апробировано уже более 200 образцов вооружения, которые показали высокую эффективность по результатам боевого применения и доказали способность к выполнению поставленных задач.

По плану Генерального штаба впервые осуществлено боевое применение высокоточных средств поражения воздушного и морского базирования, отработан вариант применения воздушной и морской составляющих в одном ударе. Самолёты Дальней авиации Ту-160 и Ту-95МС в реальной боевой обстановке впервые применили новую ракету воздушного базирования Х-101.

Точность попадания, зафиксированная средствами объективного контроля, соответствует предъявляемым требованиям, констатировал докладчик. При этом полёты стратегических бомбардировщиков осуществлялись с территории России по маршрутам, пролегающим над Ираном и Ираком, а также над северными морями и восточной частью Атлантики. В последнем случае самолёты преодолели 11 тыс. км, совершив две дозаправки в воздухе. Они выполнили пуски ракет над акваторией Средиземного моря и вернулись на аэродром базирования.

Впервые в практике отечественного ВМФ в боевых условиях был произведён массированный пуск крылатых ракет «Калибр», в том числе с подводной лодки, находившейся в подводном положении. Применение высокоточного оружия морского базирования позволило обеспечить поражение целей на расстоянии до 1,5 тыс. км с требуемой точностью.

– Таким образом, проведённая апробация высокоточного оружия большой дальности подтвердила способность Военно-морского флота обеспечивать присутствие в удалённых районах Мирового океана на длительной основе в готовности к нанесению одиночных, групповых и совместных ударов, – резюмировал выступающий.

Ракета «Калибр» имеет экспортный вариант исполнения, предназначенный для оснащения подводных лодок, надводных кораблей, комплексов ракетного оружия авиационного базирования, мобильных наземных ракетных комплексов, в том числе размещаемых в стандартном 40-футовом морском контейнере.

Что касается участия в специальной операции бомбардировщиков Ту-22М3, то, как отметил докладчик, осуществлено более 250 самолёто-вылетов. При этом использовались Ту-22М3, прошедшие модернизацию: на них были установлены специализированные вычислительные подсистемы СВП-24-22, что позволило существенно повысить точность бомбометания.

Система СВП-24 «Гефест» за счёт анализа данных ГЛОНАСС о взаимном расположении самолёта и цели, учёта величины атмосферного давления, влажности воздуха, скорости ветра, скорости полёта и ряда других факторов рассчитывает курс, скорость и высоту сброса авиационных средств поражения, после чего бомбометание осуществляется в автоматическом режиме.

– Основной вклад в решение задач поражения объектов незаконных вооружённых формирований внесли самолёты оперативно-тактической авиации ВКС, а также корабельной авиации ВМФ, – отметил генерал-лейтенант Игорь Макушев. – Боевое напряжение авиации составляло в среднем 3-4 самолёто-вылета в сутки, а в отдельных случаях достигало 6.

При этом, сообщил докладчик, 50 процентов основных задач по авиационному поражению объектов противника выполнены бомбардировщиками Су-24М и штурмовиками Су-25СМ. Модернизированные самолёты Су-25СМ обеспечили возможность бомбометания с использованием спутниковой навигационной системы. В свою очередь использование бомбардировщиков Су-24М, оснащённых подсистемой СВП-24 «Гефест», позволило обеспечить эффективность поражения объектов противника неуправляемыми бомбами, сопоставимую с точностью применения корректируемых авиабомб.

– Истребитель-бомбардировщик четвёртого поколения Су-34 обеспечил нанесение точных ударов как в тактической, так и в оперативной глубине территории противника, – продолжил докладчик, перечислив достоинства этого самолёта и отметив эффективное применение экипажами Су-34 корректируемых авиабомб КАБ-500 и ракет Х-29Л с лазерным наведением.

Впервые в реальных боевых условиях использовался многофункциональный истребитель Су-35С.

– В ходе апробации самолёт Су-35С осуществлял применение корректируемых авиационных бомб и управляемых ракет «воздух–поверхность», – сообщил генерал-лейтенант Макушев. – Высокие точностные характеристики показала корректируемая авиационная бомба с пассивной головкой самонаведения КАБ-500КР. Выполнены пуски управляемой ракеты «воздух–поверхность» Х-29ТД, а также противокорабельной ракеты Х-35У, доработанной для боевого применения по наземным целям. Максимальная бомбовая нагрузка самолёта за один вылет составила 8 тонн.

Кроме того, с учётом оснащённости Су-35С комплексом радиоэлектронного противодействия «Хибины», а также управляемыми ракетами «воздух–воздух» большого радиуса действия самолёт выполнял задачи по прикрытию ударных групп авиации патрульным сопровождением и постановкой заслонов в воздухе в районе выполнения боевой задачи.

Значительный вклад в решение боевых задач в Сирии вносят боевые вертолёты Ка-52 и Ми-28Н. Они широко применяются как для уничтожения танков, бронированной техники и живой силы противника, так и для ведения воздушной разведки, обеспечения безопасности взлёта и посадки самолётов на аэродроме Хмеймим.

– В ходе апробации вертолёты применялись в простых и сложных метеоусловиях, в дневное и ночное время, в том числе с использованием очков ночного видения, – уточнил генерал-лейтенант Макушев. – При этом обеспечено эффективное боевое применение противотанковых управляемых ракет «Атака-1», «Вихрь-1» и управляемых ракет «Игла».

Он также подчеркнул, что бортовые комплексы обороны, установленные на вертолётах Ми-28Н и Ка-52, обеспечивают предупреждение об облучении радиолокационными станциями наземных, корабельных и бортовых комплексов обнаружения и управления оружием, объектами с лазерным излучением, а также эффективное противодействие переносным зенитным ракетным комплексам с инфракрасными головками самонаведения.

Для поражения наземных целей применялись самолёты Су-33 и МиГ-29К из состава корабельной авиагруппы. В свою очередь вертолёты корабельного базирования выполняли задачи авиационного прикрытия, воздушной разведки и поиска подводных лодок противника, а также доставки грузов и перевозки личного состава.

– Ежедневный вклад в поражение объектов противника за время действия корабельной авиационной группы в среднем составлял не менее 20 процентов, – сообщил докладчик.

Хорошо зарекомендовали себя в Сирии артиллерийские системы российского производства. В общей сложности объём огневых задач, решаемых ракетными войсками и артиллерией в операции, превысил 45 процентов от общего числа назначенных к поражению объектов.

– Высокая точность и оперативность нанесения ударов подтверждена в ходе применения вооружёнными силами Сирийской Арабской Республики тактических ракетных комплексов «Точка» и «Точка-У», – сообщил выступающий.

Подтверждена высокая эффективность боевого применения и РСЗО «Смерч», «Ураган», «Град». Для уничтожения бронированных объектов, артиллерийских и миномётных расчётов противника используются 152-мм гаубица «Мста-Б» и 122-мм гаубица «Д-30». Отмечается также высокая надёжность вооружения ракетных войск и артиллерии.

– Как мощное средство поражения при выполнении огневых задач зарекомендовала себя тяжёлая огнемётная система ТОС-1А, – сообщил генерал-лейтенант Игорь Макушев. – Характер поражённых целей – районы расположения незаконных вооружённых формирований, командные пункты, позиции огневых средств.

Он отметил высокую эффективность термобарических боеприпасов тяжёлых огнемётных систем ТОС-1А при их массированном применении, в том числе в ходе наступления на подготовленную оборону боевиков.

Подводя итог, генерал-лейтенант Игорь Макушев сказал, что образцы вооружения, проверенные в Сирии в реальных условиях вооружённого конфликта, соответствуют заявленным характеристикам.

– Выявленные недостатки и отдельные неисправности не повлияли на выполнение боевых задач, – отметил выступающий. – В то же время по каждому проблемному вопросу проведён самый тщательный анализ, в том числе с привлечением представителей ОПК, и выработаны исчерпывающие меры по устранению причин нештатной работы вооружения и военной техники.

Источник: "Красная звезда"


Joomla SEF URLs by Artio