В понедельник в итальянском Палермо начнется международная конференция по мирному урегулированию в Ливии. Целая группа влиятельных игроков – и Европа, и Россия – заигрывают с человеком, который, судя по всему, придет в Ливии к власти после Каддафи, – с маршалом Хафтаром. Почему Хафтар так важен и какое отношение Ливия имеет к важнейшим газовым контрактам России?

Командующий ливийской армией Хафтар провел переговоры в Москве

После весьма прорывных усилий президента Франции Эммануэля Макрона по организации диалога между сторонами ливийского конфликта (несколько встреч прошли именно в Париже при посредничестве французского лидера) итальянская сторона еще в минувшем году возмутилась такой «прыти», посетовав на «слишком большое количество форматов, посредников и инициатив». В итоге уже следующая международная конференция по ливийскому урегулированию пройдет 12–13 ноября в Палермо, на итальянской Сицилии.

Озабоченность Италии, на первый взгляд, ясна. Мигранты, которые все так же продолжают прибывать с североафриканского побережья, а в процессе тонуть и везти марихуану в Европу, продолжают оставаться настоящим бедствием прежде всего для нее и Испании. Кроме того, о послевоенном устройстве Ливии столь же ожидаемо более всех беспокоится именно Рим – до трагических для Джамахирии событий 2011 года Италия была самым крупным в мире потребителем ливийского газа, покупая 32% всего экспорта летучего топлива.

Согласно предыдущим «макроновским» договоренностям, всеобщие президентские и парламентские выборы в Ливии могли состояться уже в декабре. Однако ситуация на западе страны едва ли могла называться стабильной. В результате периодических столкновений группировок, базирующихся южнее Триполи, и сил признанного ООН правительства Фаиза Сараджа, заседающего в столице, неоднократно блокировалось сообщение в международном аэропорту Митига, происходили массовые отключения электроэнергии, урон наносился инфраструктуре нефтехранилищ. В итоге от выборов в декабре отказались – они были перенесены на весну.

Во многом такая нестабильность представляется и благоприятной для западных стран: «ручное» правительство, распределяющее богатейшие ливийские ресурсы, «вкусные» программы по борьбе с незаконной миграцией открывают широкое поле для разного рода коррупционных злоупотреблений. Этим, в частности, объясняется и судьба «французской Тимошенко» Николя Саркози. В сотрудничестве даже с мирной Ливией он умудрился наворотить дел – причины лоббирования Муаммаром Каддафи кандидатуры Саркози, очевидно, лежали как раз в заключении выгодных газовых контрактов.

Поэтому, затягивая ливийский конфликт сколь угодно долго, Европа все это время могла бы пользоваться такими сомнительными «бонусами». Однако на данный момент этого уже не позволит ситуация внутри самой страны.

Комментируя столкновения на западе, главнокомандующий Ливийской национальной армией LNA Халифа Хафтар («восточное правительство» – Палата представителей Ливии) отмечал в сентябре, что LNA «войдет в Триполи в правильное время правильным путем». Складывается ситуация, в которой признанное Западом правительство фактически не справляется с обеспечением самой государственности. А в это время Хафтар контролирует большую часть страны, его силы проводят контртеррористические операции, пресекая проникновение в Ливию вооруженных групп из Чада и Судана, и даже на путях с запада Хафтар выставляет «разъезды» с тем, чтоб уберечься от экспорта хаоса из Триполи.

И теперь вот так запросто Хафтар дает понять, что он в состоянии остановить семилетнюю разрозненность Ливии.

Поэтому в случае дальнейшего затягивания этой гонки между двумя правительствами может наступить такой момент, когда Западу придется признать Хафтара де-факто. Ведь именно он может остаться единственной стороной, реально контролирующей ситуацию в стране – хотя бы потому, что газопровод Greenstream, подводящий газ на Сицилию, стартует из окрестностей Триполи. В случае дальнейшей разрозненности и коллапса властей на западе силам Хафтара ничего не останется, кроме как войти в столицу. А Западу, в свою очередь, придется просто формализовать этот процесс и пытаться договориться уже с главнокомандующим.

И здесь, словно в «Формуле-1», важно выбрать момент для «пит-стопа»: долить бензина и сменить шины, которые «прогреются» лишь за один–два ближайших круга кольцевой автогонки. А пока «резина» греется, всегда есть шансы остаться в «хвосте», да и лишний бензин своим весом мешает разгону.

Дело в том, что результаты выборов, пройди они в декабре, едва ли сложились бы «на руку» Европе: наиболее вероятные кандидаты Хафтар и сын полковника Муаммара Каддафи Саиф аль-Ислам уже успели прослыть «агентами Москвы». Халифа Хафтар, можно сказать, регулярно проводит встречи с министром обороны РФ Сергеем Шойгу и бывает в Москве, а сын полковника Каддафи-младший также «обвиняется» в поддержке со стороны России.

Еще один возможный кандидат – ливийский исламский ученый Ареф Али Найед, заявивший о выдвижении на пост президента. Но он в сравнении с Хафтаром и Каддафи-младшим едва ли обладает той же популярностью, да и Ливия вполне «нахлебалась» разного рода исламистов, которые пробовали управлять страной в последние семь лет.

О своем выдвижении не заявлял «проооновский» Фаиз Сарадж, правительство которого контролирует меньшие территории на западе – предрекать ему высокое количество голосов едва ли стоит, сейчас он ассоциируется с обесточенным Триполи. Агилу Салаха Иса аль-Убейди, лидера восточной Палаты представителей, арабская пресса также ставит в ряд возможных кандидатов, однако и он не заявлял о своем участии, да и популярность его сторонника Халифы Хафтара куда выше. Ко всему лишь Хафтар и Сарадж имеют сравнимое представительство на международной арене.

Одним из вопросов международной конференции в Палермо станет проведение Национальной конференции в Ливии, которая положит реальное начало политическому процессу и «выведет» страну на весенние выборы. Именно поэтому «сицилийское собрание» представляется своеобразным «пит-стопом» европейской команды, которая уже опасается «газовать» на «стертой резине» и в то же время понимает, что политическая ситуация складывается не в ее пользу – на выборах «ручной» Сарадж едва ли победит.

Остается интрига с Каддафи-младшим: нынешний суд Триполи вынес ему смертный приговор, также Саиф аль-Ислам фигурирует в делах международных судов. Очевидно, что эти процессы имеют политическую подоплеку, и в случае проведения Национальной конференции по восстановлению диалога между сторонами эти дела уже не станут препятствием для выдвижения сына полковника на пост президента Ливии.

Согласно неназванным источникам в Ливийской национальной армии, главнокомандующий Хафтар может отказаться от участия в сицилийской конференции. Заменит ли его кто-то из представителей «восточного правительства», никто не уточняет.

И этот отказ вновь подтверждает уверенность Хафтара в своих силах: если проведение выборов подтвердится, то не будет никаких причин не допустить его к ним, в случае дальнейшего затягивания существующего положения вещей власть в Ливии буквально «свалится ему в руки». Ну а бежать куда-то и доказывать что-то европейцам ему сейчас едва ли нужно. В то же время, если Запад попытается как-то «отыграть» ситуацию с выборами в свою пользу, отсутствие Хафтара в Палермо пошатнет легитимность ненужных ему решений.

Интересы России здесь вне опасности: затягивание существующей разрозненности Ливии попросту приведет к новым напрасным жертвам и постепенному переходу территорий под контроль Хафтара.

Проведение выборов также обеспечивает максимальные шансы на победу именно главнокомандующему Ливийской национальной армией. В ходе переговоров в Палермо европейская сторона, вероятнее всего, попытается «отыграть» именно эту партию.

Как ранее сообщала пресса, «предполагаемый хозяин ЧВК Вагнера» присутствовал на переговорах Хафтара и Сергея Шойгу, согласно статье британского таблоида The Sun, российские военные специалисты также присутствуют в Ливии. Едва ли это неожиданно: помимо действующих объектов Газпрома и «Татнефти», которыми можно объяснить присутствие ЧВК, ливийские «углеводородные маршруты» представляются важным узлом на европейские рынки, от которых Россию последние годы отстраняют войной в Сирии и на Украине, попытками санкций по СП-2.

Сам же Средиземноморский бассейн в ближайшие годы станет отправной точкой поставок газа с крупнейшего из обнаруженных в 2000-е годы израильского месторождения «Левиафан» в Европу по газопроводу EastMed – как раз с целями «диверсификации поставок» российского газа. Поэтому даже если таблоид The Sun попросту нафантазировал «о российских базах в Тобруке и Бенгази» – это лучшая идея для защиты российских интересов по поставкам газа в Европу.

Автор: Александр Христофоров

Источник: Взгляд


Joomla SEF URLs by Artio