В настоящий момент Вооруженные Силы Сирийской Арабской Республики и их союзники возобновили и развивают наступление на востоке провинции Алеппо. Именно там на севере развернулись события, которые во многом определят будущее страны. Связаны они с т.н. «курдским вопросом» и городом Менбидж.

Летом 2016 года курдские формирования при поддержке авиации и специальных подразделений коалиции, возглавляемой США, начали масштабное наступление на позиции террористов "Исламского государства" (ИГ, запрещено в России) и к 22 июня Менбидж уже был в плотном кольце, а все попытки боевиков прорвать блокаду терпели неудачу. В итоге, после нескольких месяцев кровопролитных боев город окончательно был очищен от исламских радикалов 12 августа 2016 года.

Через неделю после падения Менбиджа Турция в экстренном порядке начала операцию «Щит Евфрата». Под прикрытием турецких солдат и бронетехники, которые вошли на территорию Сирии, начали продвигаться на юг вдоль реки Евфрат про-турецкие отряды т. н. «вооруженной оппозиции». Основу ударной силы составили Сирийская Свободная Армия и различные формирования с характерными названиями вроде «Дивизия султана Мурада» или «Движение Нуреддин аз-Зинки».

Почти сразу же после взятия Алеппо сирийские правительственные войска вышли к берегу Евфрата, тем самым отрезав территорию ИГ от соприкосновения с курдами, что сыграло на руку отрядам курдской самообороны. Таким образом, САА «разгрузила» один фронт для курдов и при этом решила для себя сразу две задачи: одновременно были отсечены турецкие войска и союзные группировки от продвижения дальше в центр Сирии и также были отсечены и курды, на фоне обострения ситуации в Хасеке и Аль- Камышлы.

Ситуация на севере Сирии стабилизировалась. При этом значительную роль сыграла Российская Федерация, которая помимо военно-политической составляющей обеспечила и необходимые дипломатические контакты.

Именно Москва не допустила раздела севера Сирии между турками (которые не отказались от своих планов дойти до Ракки) и курдами, точнее проекту США по образованию «единой национальной территории» с последующим ее выходом из состава Сирии. Такие перспективы не удовлетворяли и Тегеран, который на фоне этих событий расширил свою сухопутную составляющую в сирийском конфликте – была увеличена численность личного состава Корпуса Стражей Исламской Революции (КСИР) и усилено снабжение ливанской Хезболлы, что позволило САА высвободить резервы для наступления на Евфрат.

Менбидж стал точкой преткновения ведущих сил в регионе: США, Турции, Российской Федерации и Ирана. Именно там и сошлись сирийские правительственные силы, протурецкая вооруженная оппозиция и курдские военизированные формирования. Казалось бы можно остановиться поскольку статус-кво сторон определен, а значит военно-политическая раскладка на Севере Сирии достигла предела или геополитической константы, если бы не одно "НО".

3 марта 2017 года во время очередного брифинга МО РФ генерал-полковник С.Ф. Рудской заявил, что в соответствии с договоренностями, достигнутыми при участии командования российской группировки войск в Сирии, на территорию, занимаемую курдскими отрядами самообороны (YPG), вводятся подразделения вооруженных сил САР. Правительством Сирии принимаются меры по возобновлению деятельности органов государственной власти в Менбидже и прилегающих территориях.

А дальше были гуманитарные конвои, создание зон безопасности на подконтрольных курдам территориях в кантоне Африн (где правительственные силы и Москва имеют значительное присутствие), в пригороде Менбиджа (где правительтсвенные силы, Москва и Вашингтон фактически действуют совместно с момента предотвращения возможной военной операции Турции по взятию города) и на восточном берегу реки Евфрат (где возглавляемая США коалиция проводит свои операции и куда они направили большое число своих сил).

5 мая 2017 года появилась информация о создании нового проправительственного формирования в Сирии, опирающегося на существенную поддержку со стороны иранского Корпуса Стражей Исламской Революции. Новая часть получила название «Полк племен Менбиджа», в ее состав вошло большое количество выходцев из окрестностей указанного города на Севере провинции Алеппо и части отрядов курдской самообороны. Судя по опубликованным сведениям, зона применения нового подразделения не будет каким-либо образом ограничена, говорится о возможности ведения боевых действий как в Кунейтре на юге Сирии, так и в Латакии на севере.

Чуть ранее, где-то с первого квартала апреля, все чаше стала публиковаться информация о расширении сотрудничества между Дамаском, Москвой и курдскими отрядами самообороны (YPG). Появились намеки на снабжение последних, созданию совместных центров подготовки, координации, а часть отрядов курдского ополчения стала поддерживать сирийские правительственные силы.

При этом сотрудничающая с Турцией иракская политическая организация "Демократическая партия Курдистана" (ДПК) осудила широкомасштабные нападения на политические офисы сирийского "Курдского национального Совета" (KNC) в Сирийском Курдистане (Рожава), заявив, что "Рабочая партия Курдистана" (PПK) навязывает себя региону и его народу.

Политбюро ДПК опубликовало заявление, в котором обвинило РПК в «идеологическом и политическом терроризме» в Рожаве, в нападениях на соперничающие партии, заключении в тюрьмы их членов, и в предотвращении любой политической деятельности, выходящей за рамки их партии. «РПК в Рожаве под названием PYD (правящая в Рожава "Партия Демократического Союза») запретила курдские флаги и считает членство в любой политической партии, за исключением РПК, преступлением. Она идеологически и практически противостоит курдским ценностям и независимости", - говорится в заявлении.

ДПК также обвиняет РПК в присоединении к «региональным планам», призванным помешать курдам достичь своей цели - независимости и свободы. Что сразу же не осталось без внимания западных сводок и обзоров по «Сирийскому кризису», в которых информационные акценты по Менбиджу или Ракке резко сдвинулись от отрядов курдской народной самообороны (YPG) в пользу Сирийских демократических Сил (SDF/СДС).

Из всего выше сказанного следует, что наиболее распространенные представления о гомогенности (однородности) Курдов, которые отражены в англоязычных обзорах, мягко говоря преувеличены и не отражают всей действительности. А значит проводимая коалицией, возглавляемой США, политика по созданию «независимой курдской национальной территории» на фоне разбалансировки является односторонней, не отражает социально-политических, этнических особенностей и интересов всех курдских организаций. За описанной военно-политической проблематикой скрываются сугубо американские внешнеполитические интересы. Вполне закономерен вопрос - какова действительная структура «Курдского вопроса» сегодня?

Чтобы ответить на данный вопрос, следует обозначить этнокультурные особенности, которым как раз и пренебрегла американская сторона. Курды в своей структуре имеют пять этнических групп: древняя автохтонная, иранская, ассирийская, арамейская, арабская. Языковой состав тоже очень разнообразен. Курдские языки представлены курманджи, сорани (южный курманджи), южнокурдские языки (келхур, фейли, леки); дейлемитские языки (гурами, авромани, зазаки). По конфессиональному составу курды - мусульмане-сунниты (шифиитский мазхаб); мусульмане-шииты (Алевизм, Ахл-е Хакк); езиды.

Как показала практика, США в очередной раз попытались нивелировать данный аспект в своей «политической игре», что снова привело к проблемам, повторяющимся со времен конфликтов Ирака с Кувейтом, 1-й и 2-й иракский компаний и действий коалиции НАТО в Афганистане - а именно полное непонимание структуры и превалирование военной и экономических составляющих над региональными. Проще говоря, господствует все тоже принцип «кого не удается купить устраняем или подчиняем», не взирая на последствия.

Военно-политическая структура курдских организаций в регионе тоже очень разнообразна. На территории Турции: «Рабочая партия Курдистана» (выступающая я за политические права курдов и создание курдской автономии в составе Турции, имеют также военное крыло — Народные силы обороны), «Партия Свободы» и «Народно Демократическая партия». Две последние, по словам бывшего директора турецкой Национальной разведывательной организации (MIT) Хакана Федана, были созданы самими турками с целью дискредитации РПК.

В Сирии и Иране основными партиями являются - «Демократический Союз» (PYD) и «Партия за свободную жизнь в Курдистане» соответственно. И на конец в Ираке на территории «Свободного Курдистана»: «Курдская Демократическая Партия», «Патриотический союз Курдистана» и относительно недавно появившееся «Движение за перемены» (GORAN), члены которого сражаются в составе иракских добровольцев вместе с сирийскими правительственными силами.

В самой Сирии с момента начала «горячей стадии конфликта» и всех провокаций лидирующее положение заняли две партии:

1. «Демократический союз», под руководством Салиха Муслима, организация выступает за широкую автономию в составе Сирии;

2. «Курдская Демократическая Партия» Ирака которую возглавляет Масуд Барзани, позиция которого небезызвестна – это полная независимость «всех» курдов.

Обе эти партии вошли в состав «Высшего курдского совета» - временного правительства Сирийского Курдистана в условиях гражданской войны, состоящее наполовину из членов Народного Совета Западного Курдистана (НСЗК), под руководством Демократического союза, наполовину — из членов Курдского национального совета (КНС) - организация, выступающая за единое курдское государство.

КНС был основан в Эрбиле 26 октября 2011 года при поддержке президента Иракского Курдистана Масуда Барзани, являющегося одним из самых преданных союзников Вашингтона, на которого и сделала ставку американская сторона, развивая проект той самой «независимой курдской национальной территории».

После своего создания «Высший курдского совет» (ВКС) так и не получил дальнейшего развития, а остался лишь консультативной площадкой, разделенной на два лагеря. В подчинении ВКС находятся Отряды народной самообороны (YPG), обеспечивающие безопасность в Сирийском Курдистане. Которые то входили в «Вооруженную оппозицию» то выходили из нее, наконец к 2015 году часть подразделений самообороны оказались в Сирийских Демократических Силах…

Фактический на данный момент в Сирийском Курдистане произошел конфликт между описанными выше двумя силами, расклад которого отнюдь не в пользу проекта США.

Военная организация курдов. Отряды народной самообороны (YPG) на сирийской территории, в большей степени подчинятся НСЗК, а значит «Демократическому союзу». Общая численность около 121 600 человек, а КНС, которые курирует Барзани, подчинены лишь около 39 000 человек и до 20 000 человек Пешмерги.

При этом входе вооруженных столкновений и борьбы с боевиками к Национальным советам Западного Курдистана примкнули Силы самообороны КРП, а это дополнительно до 100 000 человек. Причиной чего стали события в Синджаре. Сюда же относятся и добровольцы из числа иракских курдов «Движения за перемены» до 24 000 человек.

Анализирую текущую военно-политическую ситуацию стоит учитывать и «иранский фактор». Именно Иран обеспечивает гуманитарную поддержку курдов в Востоно-Иранских горах, где находятся лагеря подготовки КРП. К тому же стоит вспомнить период формирования Пешмерги в Ираке, после 2003 года, которая на 30-45% состоит из шиитских формирований включая, часть бывшей шиитской милиции. Именно Иран занимается ее подготовкой финансированием, а значит имеет существенное влияние.

В итоге получается следующее соотношение: около 230 000 человек на стороне НСЗК, и до 70 000 подконтрольны КНС и Масуду Барзани, которые как-раз принимают непосредственное участие в проводимых США операциях в районе городов Табка и Ракка. Что означает серьезную проблему по фактическому контролю территории для уже «западной» коалиции в случае дипломатического урегулирования.

Хотелось еще раз обратить внимание на разницу 230 000 против 70 000, равную 160 тысячам. Очень похожа на потенциальную численность контингента США в 120 -150 тыс. человек, анонсированную сразу после удара по авиабазе Шайрат. Данные цифры становятся интересны на фоне новостей о том, что спецназ США в Сирийском Курдистане (Рожава) начал набирать местных добровольцев для защиты своих баз в курдском регионе на севере Сирии. Как сообщает «BasNews», полк формируется в Кобани.

По данным местных источников, молодежь присоединяется к войскам по двум причинам: это хорошо оплачивается американцами и это альтернатива курдским силам безопасности правящей в Рожава "Партии Демократического Союза" (PYD), якобы авторитарная политика которой вызывает негативную реакцию у многих местных курдов.

Один полк формируется для операций по разминированию, пояснил источник, отметив, что каждому военнослужащему выплачивается по 1400 долларов. Новобранцы уже принимают участие в тренировках, проводимых спецназом США. Однако, американские войска не нанимают тех, кто уже является частью курдских сил, чтобы этот процесс не повредил местным силам безопасности. Уже известно, что Пентагон увеличивает финансирование и обеспечение нешиитской части Пешмерги.

Также Соединенные Штаты предоставят иракскому правительству крупный кредит, часть которого предназначена для Регионального правительства Курдистана (КРГ) - руководящего органа Иракского Курдистана. Об этом сообщил генеральный секретарь министерства пешмерга КРГ, Джабар Явар.

«Заем считается долгосрочным и свободным от процентов», сказал он, указав, что кредит составляет 1 миллиард долларов. «Доля региона Курдистан уже определена, и составляет 200 миллионов долларов».

На фоне этого Сирийская курдская «Партия Демократического Союза» (PYD) закрыла последний штаб сирийского «Курдского Национального Совета» (KNC) в Сирийском Курдистане (Рожава).

«PYD – сирийское ответвление турецкой «Рабочей партии Курдистана» (РПК), продолжает бороться с оппозиционными партиями, входящими в состав KNC, в Рожава.

Осман Мало, представитель KNC в Турции, сообщил «BasNews», что вооруженные силы PYD закрыли центральный офис KNC в сирийском Камышлы.» Чиновник добавил, что эти штаб-квартиры были последними двумя остававшимися не закрытыми в Сирийском Курдистане.

В целом на фоне военных успехов сирийских правительственных сил и их союзников, России по курдскому вопросу при поддержке Ирана удалось «переиграть» коалицию западных государств. США не удалось использовать курдов в целях фрагментации Сирии.

Одновременно с этим сирийское командование сформировало ударную группировку к востоку от Пальмиры в рамках подготовки к крупной кампании по деблокированию расположенного в 170 километрах к северо-востоку Дейр эз-Зора. В состав группировки входят силы 5 легиона, отряды Хезболлы, 60 бригады и 18 дивизии 67 бригады, ополченцев и полка спецназа "Аль-Бадия" под командованием Шейха Сулеймана Аль Савваха.

Довольно значительные успехи достигнуты и входе дипломатического урегулирования: запущен цикл работ по структурации оппозиции в Астане, хмеймимский формат поддержали около 200 группировок, а режим прекращения огня соблюдается в 1,5 тысячах населенных пунктов, во многих из которых проживает суннитское население и наконец созданы зоны безопасности.

Безусловно американская сторона в дальнейшем всячески будет пытаться нивелировать свой стратегический просчет, развивая зоны своего влияния. Одной из таких зон в среднесрочной перспективе станет Юг Сирии, где уже сегодня присутствуют операторы Сил Специальных Операций США и создана «Новая сирийская армия» из частей Южной Бригады Сирийской Свободной Армии и примкнувших к ней группировок.


Joomla SEF URLs by Artio