2 июня штурмовик Су-25 украинских военно-воздушных сил нанес удар по зданию Луганской областной администрации, результатом которого стала гибель семи человек, в числе которых - четыре женщины. Второй день в средствах массовой информации и социальных сетях идут ожесточенные споры по этому поводу.

По официальным украинским данным это был вовсе не авиаудар, а… несчастный случай, произошедший в результате неудачного применение ополченцами переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК).

Напомню, что массовое уничтожение людей 2 мая в одесском Доме Профсоюзов украинские власти и СМИ объясняли тем, что жертвы «сами себя сожгли», неаккуратно обращаясь с бутылками с горючей жидкостью (коктейль Молотова)

Теперь вот с ПЗРК ополченцы неаккуратно обращались… Интересно, те, кто придумывали эту бездарную версию, сильно над ней смеялись? Ясно различимая на видеокадрах трагедии серия взрывов – от ПЗРК?

Но что же там произошло на самом деле?

Опытный летчик-штурмовик ВВС России согласился на условиях анонимности прокомментировать случившееся в Луганске для газеты «Военно-промышленный курьер»:

«Отчетливо видно, что действовала пара штурмовиков. Так и положено по регламентирующим документам, что у нас, что и у украинцев, но ракеты пускал, только один борт, а второй выполнял доразведку цели. Сложно судить по представленным материалам, но у меня сложилось впечатление, что после нанесения удара, украинские ВВС даже не произвели оценку нанесенного ущерба.

Применялись неуправляемые ракеты С-8 и, судя по следам попадания, скорее всего с кумулятивной боевой частью. Выбор таких средств авиационного поражения вызывает удивление. Если хотели ударить по зданию, то надо было брать тяжелую С-25, а если по живой силе, то С-8, но уже с фугасной БЧ. Если не жалко мирное население - со стреловидными поражающими элементами.

Сам заход был выполнен на оценку «неудовлетворительно» и удивительно, что украинский летчик вообще куда-то попал. Начнем с того, что ракеты после пуска с самолета летят к цели по баллистической траектории, а не по прямой. Чтобы разрывы были кучнее, пуск неуправляемых авиационных ракет (НАР) производится с пикирования. Мы в таких случаях, бывает, «падаем» под углом до 30 градусов. В том случае разрывы ракет ложатся либо в круг, либо в эллипс – это зависит от дальности и скорости. Особенно это важно для НАР С-8, которые не отличаются высоким могуществом боевой части.

Украинский же летчик пуск произвел не с пикирования, а, скорее всего, с прямого полета, опустив в момент пуска нос самолета на 3-5 градусов. Поэтому разрывы и легли в характерную кривую линию. Судя по количеству воронок, было два залпа с «отсечкой» по восемь ракет в каждом. Интервал между пусками 2-3 секунды.

Заход к цели выполнялся не строго перпендикулярно, а под углом, так как при перпендикулярном заходе пилоту мешали прицелиться деревья в парке, а лишних маневров с перегрузками украинцу делать не хотелось. Попасть же «с угла», да еще и на «прямом» было очень сложно. Поэтому в здание попала только одна ракета.

Если делать по «букварю», то заход надо было совершать строго перпендикулярно, тогда под удар попадает все здание. Перед пуском – набор высоты, пикирование (возможно задействовать механизацию крыла). В этом случае, все НАР легли бы в фасад здания с максимальной эффективностью. А так получилась халтура».

Здесь надо пояснить, что целью для украинских летчиков было именно здание администрации. Но, по описанным выше причинам, только одна ракета в него попала, остальные легли в парке поблизости. Термин «халтура», использованный летчиком –комментатором, относится исключительно к способу действий украинского пилота.


Joomla SEF URLs by Artio