Советские войска на улицах освобожденного Киева. Крещатик, ноябрь 1943г.

6 ноября исполняется 70 лет со дня освобождения столицы советской Украины, города героя Киева.

В конце сентября 1943 года на правом берегу Днепра, преодолевая сопротивление немцев, советские войска захватили несколько плацдармов. Основные из них — в районе села Великий Букрин (южнее Киева) и села Лютеж (севернее столицы). Именно с Букринским плацдармом военачальники связывали большие надежды.

Но здесь Красная Армия несла огромные потери. На островах Казачьем и Ольжинском высадился батальон 342-го стрелкового полка 136-й дивизии 38-й армии. Они остались без огневой поддержки — после боя из более чем 800 солдат и офицеров в живых осталось только пять.

В октябре, после безуспешных попыток продвинуться к Киеву, стало ясно, что горы и балки создают серьёзные проблемы для движения танков с Букринского плацдарма. Тогда Ставка изменила план.

Основные войска с Букринского плацдарма были переброшены на Лютежский. В районе Букрина, чтобы скрыть передислокацию — выстроили макеты танков и орудий.

К началу ноября 1943 года рокировка войск была завершена.

1 ноября началось наступление с Букринского плацдарма, основной целью которого было сковать силы немцев. Утром 3 ноября главная группировка 1-го Украинского фронта нанесла удар. После 40-минутной артподготовки советские войска беспрепятственно продвинулись на 1-2 км. К концу дня войска 38-й армии совместно с 5-м гвардейским танковым корпусом и соединениями 60-й армии продвинулись на 5-12 км.

К исходу первого дня операции 240-я стрелковая дивизия, непосредственно наносившая удар на Киев и поддержанная частями 7-го артиллерийского корпуса, была уже в киевском пригороде Пуще-Водице. При этом были отражены ряд немецких контратак, в которых участвовали подразделения 20-й моторизованной дивизии.

К концу 4-го ноября части 38-й армии (51-й стрелковый корпус), несмотря на поддержку 5-го гвардейского танкового корпуса и 3-й гвардейской танковой армии, смогли продвинуться к Киеву с севера лишь на 5-6 км, достигнув пригорода Приорка и северной границы города.

4-5 ноября в сражение вступили 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 3-я гвардейская Танкава армия, которая перерезала шоссе Киев-Житомир на западной окраине Киева. Освобождению столицы Украины также помогло форсирование Днепра 4 ноября силами 237 стрелковой дивизии в районе остров Казачий, что напротив сёл Вита-Литовская и Пирогово, находящихся в 15 км к югу от Киева. У Виты-Литовской советские части смогли оседлать шоссе, ведущее в Киев по берегу Днепра. Таким образом немцы не могли перебрасывать подкрепления в Киев из района Букринского плацдарма. С утра 5-го ноября противник начал отход из города по шоссе на Васильков.

К утру 6 ноября Киев был освобожден советскими войсками. В честь войск освободивших столицу советской Украины Москва салютовала 24-мя залпами из 324-х орудий.

Переправа через Днепр. 1943 год.

Участник боев за освобождения Киева Илларион Кравченко, ушедший на фронт в 17 лет, вспоминает:

"Когда подошли к Днепру, я был в звании временно исполняющего комсорга батальона, - вспоминает ветеран - Комбат дал команду: сформировать штурмовой отряд из 30 человек для первого форсирования Днепра, чтобы захватить плацдарм. Вместе с парторгом старшим лейтенантом Демченко, в ночь с 23 на 24 сентября мы сформировали отряд из коммунистов-добровольцев и комсомольцев-добровольцев батальона. У нас были плоты, пара рыбацких лодок. Разбились на три группы, с расчетом, что одна группа пойдёт влево, вторая — вправо, а третья — будет подниматься на гору. Утро туманное было. В первой половине ночи мы переплыли Днепр. Никто ни разу не выстрелил — немцы нас не ожидали. Плацдарм мы сразу расширили метров где-то на 100 в ширину. Фонариком подали сигнал, что мы уже на правом берегу.

Мы с группой автоматчиков (а их у меня было 10 человек) поднимались на гору и наткнулись на боевое охранение немцев. Поднялась шумиха, стрельба, завязался бой. К этому времени уже почти весь наш батальон перебрался на правый берег вместе с комбатом. В этот день мы отразили восемь контратак, вплоть до рукопашного боя. Погиб парторг, а из 30 человек нас осталось всего 13. Это в первый день.

На второй тоже были жуткие бои. Немцы опомнились, подтянули свои войска. Я как комсорг был при штабе батальона. На третий день где-то перед обедом меня ранило в ногу, мне сделали перевязку: я мог ещё лежать и стрелять, поэтому остался в строю. Где-то к вечеру меня вторично ранило. Возле дуба я лежал с гранатами и автоматом. Я приподнялся бросить гранату, и в это мгновение немецкая граната разорвалась впереди меня, метрах в пяти. Тогда меня переправили на левый берег в медсанбат дивизии. А на следующий день в медсанбат привезли и комбата. Он рассказал, что на четвёртый день боёв на правом берегу немцы двадцать два раза контратаковали батальон. После боев в селе Згуровка я месяц пролежал в полевом госпитале. А потом попал в запасной полк фронта в городе Яготине. В этот полк приехал командир взвода разведроты 167-й дивизии, чтобы отобрать людей на пополнение. Отобрал 30 человек, в том числе и меня. Мы переправились через Днепр в район Лютежа, где-то в Пущеводицких лесах стояла наша рота перед основным наступлением.

Один наш взвод был возле Крещатика, а второй, в котором служил я — был отправлен в район вокзала. Мы выяснили, что немцы выводят основные силы из города. Когда вернулись, командир взвода стал докладывать о выполнении задания, а мы стали отдыхать. Вышел связной из здания и говорит: «Ребята, только что Москаленко доложил Ватутину, что Киев уже свободен». Мы — шофёры, разведчики, охрана — так сильно обрадовались, что начали стрелять в воздух. Сразу выскочил дежурный капитан: «Кто стрелял? Прекратить стрельбу!». Выходит Москаленко: «В чем дело?». Мы сказали, что стали салютовать в честь взятия Киева. Он рассмеялся и вернулся в штаб".

Советские танки в освобожденном Киеве. 1943 год.

Одними из первых в город ворвались бойцы разведгруппы старшины-танкиста Никифора Шолуденко 22-й гвардейской танковой бригады 5-го гвардейского танкового корпуса 38-й армии. В уличных боях за Киев он был смертельно ранен, и уже посмертно получил звание Героя Советского Союза. Его похоронили в Парке Славы.

В память тех событий улицу в районе Нивок назвали Танковой. (Недавно Власти независимой Украины, по просьбе американцев открывших на улице свое посольство, переименовали улицу. Теперь он - улица им. авиаконструктора Сикорского. Мнение ветеранов войны, никто не спрашивал).

Союзники очень хорошо понимали значение взятия столицы УССР. Так, командиру 136-й стрелковой дивизии, генерал-майору Пузикову М.В. за успешное форсирование Днепра и освобождение Киева вручили награду «Legion of Merit» («Легион заслуг»). Указ о награждении подписал лично Франклин Делано Рузвельт.

В виду огромной моральной роли взятия Киева и дальнейшего освобождения Украины, был введён орден им. Богдана Хмельницкого, который стал единственной военной наградой Великой отечественной войны, исполненной на языке национальной республики.

Партизаны на Софийской площади в Киеве. Ноябрь, 1943 год.

Источники:

1. Использованы материалы svpressa.ru.

2.Москаленко, Кирилл Семёнович. «На Юго-Западном направлении. 1943—1945» К.С. Москаленко. — М.: Наука, 1973.

3. «Битва за Днепр. 1943 г.» В. Гончаров. - М.: АСТ Москва, Хранитель, 2006.


Joomla SEF URLs by Artio