Церемония открытия антитеррористических учений Коллективных сил ОДКБ пройдет во вторник в Таджикистане – маневры посвящены отработке совместных действий по ликвидации незаконных вооруженных формирований в горах.

Штурмовик Су-25 из наличия ВВС Узбекистана, предлагаемый к реализации американской компанией Redfish Trading Company (с) Redfish Trading Company

Как пишут Иван Сафронов и Александра Джорджевич в статье "Список, вооружающий воображение", опубликованной в сегодняшнем номере газеты "Коммерсантъ", Узбекистан определился с типами вооружений и военной техники, которую хотел бы приобрести в России. Интерес касается как бронетехники и боеприпасов, так и истребителей Су-30СМ. Однако, по данным “Ъ”, запросы Узбекистана не соответствуют его финансовым возможностям — несмотря даже на «беспрецедентное для страны — не члена ОДКБ» право расплачиваться за оружие и технику по внутрироссийским ценам.

О том, что Узбекистан определился с основными типами вооружений и военной техники, которую хотел бы приобрести в России, “Ъ” рассказали источники в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС). По их словам, в список вошли, в частности, боевые и военно-транспортные вертолеты, бронетехника, стрелковое оружие и боеприпасы.

Есть интерес и к многофункциональным истребителям Су-30СМ. «В августе делегация высокопоставленных узбекских силовиков посетила Иркутский авиастроительный завод, где ознакомилась с его производственными мощностями,— говорит один из собеседников “Ъ”.— Увиденным они остались довольны». А 20 сентября секретарь Совбеза Николай Патрушев обсуждал перспективы ВТС на встрече с секретарем Совбеза при президенте Узбекистана Виктором Махмудовым. Подробности встречи не разглашались, однако, по данным “Ъ”, стороны коснулись вопроса ремонта военной техники, доставшейся Ташкенту после распада СССР и нуждающейся в нем (например, танков Т-62 и Т-72 до уровня Т-62М и Т-72Б3 или вертолетов типа «Ми»).

Сотрудничество Москвы и Ташкента в оружейной сфере достаточно скромное: по словам источника “Ъ”, близкого к Минобороны РФ, до 2005 года велись отдельные поставки БТР-80, вертолетов Ми-8, минометов различного калибра, гранатометов с боеприпасами, а также снайперского оружия. Впоследствии интерес узбекских силовиков ограничился поставками боеприпасов (как стрелковых, так и артиллерийских), а также взрывчатых веществ, продолжает собеседник “Ъ”: «Они (взрывчатые вещества.— “Ъ”) были нужны для спецподразделений органов госбезопасности, которым нужно было проникать в помещения для ликвидации потенциальной угрозы». Более крупных контрактов Россия и Узбекистан не заключали.

Ситуация изменилась после смерти президента Узбекистана Ислама Каримова. Уже при его преемнике Шавкате Мирзиёеве военные ведомства двух стран подписали 29 ноября 2016 года договор о развитии ВТС. В апреле 2017 года стороны ратифицировали договор: во время международной конференции по безопасности министр обороны РФ Сергей Шойгу обменялся со своим узбекским коллегой Кабулом Бердиевым соответствующими грамотами.

Условия этого договора «беспрецедентны», говорят источники “Ъ” в сфере ВТС: де-факто Узбекистан получает одинаковые привилегии с партнерами России по ОДКБ. В частности, узбекские военные и иные силовики получили право покупать вооружения и спецтехнику не по коммерческим, а по внутрироссийским ценам (например, по такой схеме Казахстан приобретает российские истребители Су-30СМ). «Это было сделано, потому что Москва хотела привлечь Ташкент именно по геополитическим соображениям и решила дать льготы, равные тем, что есть у стран—членов ОДКБ»,— говорит один из собеседников.

Другой источник уточняет, что вкупе с угрозой, исходящей из Афганистана, российские переговорщики рассчитывали, что Узбекистан станет «более сговорчивым». Однако этого пока не произошло: по его словам, до заключения контрактов даже по такой схеме «еще очень далеко». «Сейчас у них довольно большой список желаний, он сильно превышает их возможности и нужды, но нет никаких гарантий, что хоть что-то из этого будет приобретено»,— считает источник “Ъ”.

Напомним, что в апреле заместитель директора Федеральной службы по ВТС Владимир Дрожжов сообщал, что Москва и Ташкент обсуждают вопрос о создании в Узбекистане сервисных центров по обслуживанию военной техники и вооружений. По сведениям “Ъ”, Россия рассчитывала, что ожидавшие ремонта узбекские штурмовики Су-25 (восемь единиц) и истребители МиГ-29 (восемь машин) будут модернизированы на предприятиях российского авиапрома.

Однако, по данным “Ъ”, уже после подписания договора узбекские военные предпочли первые партии машин (по четыре каждого типа) отправить не в Россию, а в Белоруссию — на 558-й авиаремонтный завод (Барановичи). Этот шаг вызвал «некое недоумение у российской стороны», говорит собеседник в сфере ВТС: «Мы сделали огромный шаг навстречу, ответной реакции пока не почувствовали».

Вчера в Федеральной службе по ВТС от комментариев “Ъ” воздержались.

Источник: bmpd


Подразделения 201-й российской военной базы, дислоцированной в Республике Таджикистан, подняты по тревоге в рамках стартовавшего тактического учения с боевой стрельбой.

Свыше трех тысяч военных РФ и Таджикистана принимают участие в первой совместной проверке боевой готовности, стартовавшей в пятницу на территории республики, сообщил помощник командующего войсками Центрального военного округа (ЦВО) полковник Ярослав Рощупкин.

"Военнослужащие двух армий при поддержке российской оперативно-тактической и армейской авиации выполняют учебно-боевые задачи по единому плану в единой оперативной обстановке на горных полигонах Ляур и Харбмайдон", — сказал Рощупкин.

По его словам, ранее подразделения были подняты по тревоге, совершили марши в указанные районы и приступили к контрольным занятиям, тренировкам по стрельбе и управлению огнем, отработке вопросов взаимодействия.

Как отметил Рощупкин, с российской стороны действия штабов и войск контролирует командующий войсками ЦВО генерал-полковник Владимир Зарудницкий, с таджикской — начальник генерального штаба Вооруженных сил Таджикистана генерал-майор Эмомали Собирзода.

Для участия в учебно-боевых мероприятиях в Таджикистан перебазированы два звена российской оперативно-тактической авиации, передает РИА Новости со ссылкой на пресс-службу Центрального военного округа.

"Подразделениям таджикской и российской армий предстоит выполнить учебно-боевые задачи в единой оперативной обстановке по единому плану", — говорится в сообщении.

Четыре штурмовика Су-25СМ совершили перелет с авиабазы Кант, дислоцированной в Киргизии, столько же бомбардировщиков Су-24М переброшены с южноуральской авиабазы Шагол.

"Летчики нанесут авиаудары по боевым порядкам условных бандгрупп на горном полигоне Харбмайдон, что вблизи таджикско-афганской границы. В районе проведения практических действий развернут вспомогательный пункт управления штаба ЦВО, вместе с которым действует оперативная группа генерального штаба вооруженных сил Таджикистана", — говорится в сообщении. Учения продлятся в общей сложности месяц.


Органы управления Центрального военного округа (ЦВО) отрабатывают в рамках командно-штабной тренировки закрытие воздушного пространства и создание бесполетной зоны в ходе локализации вооруженного конфликта в Центральной Азии. Об этом во вторник сообщил помощник командующего войсками округа полковник Ярослав Рощупкин.

Основной этап совместных учений стран-членов ОДКБ "Поиск-2016" начался сегодня, 21 апреля 2016 г., на полигоне Ляур в 30 километрах от столицы Таджикистана, передает РИА Новости офицер пресс-службы Центрального военного округа (ЦВО) Николай Беркалов.

Нарынская ГЭС

Это экономически сильные и политически независимые государства могут позволить себе оставаться даже в трудных ситуациях последовательными и не изменять своим принципам, провозглашенным целям и внешнеполитическим приоритетам. А маленьким и слабым приходится все время лавировать между сильными, чутко ловить малейшие геополитические дуновения, постоянно меняя векторы движения и стратегических партнеров. Похоже, Россия уже даже не удивляется очередным зигзагам своих партнеров и союзников.

Подкатегории

Joomla SEF URLs by Artio